Георгий Киреев - независимая территория
Главная страница /
Опубликованное /
Кандагар /
Духовное /
Разное /
Гостевая книга /
Биография /
Контакты /
Фотоальбом /
Киреев Георгий Алексеевич
Хочешь понять Россию?
Прочти книгу, которая тебе в этом поможет.
Главная страница Гостевая книга Контакты "Историю делают личности"
Моя речь на общем собрании прибалтийских и российских народов

(Фрагмент стенограммы общего собрания)
Где-то на российско-латвийско-литовско-эстонской границе.
Наше время.


Уважаемые соотечественники и наши соседи!
Уважаемые сопредседатели собрания!

  Я хотел бы начать свое выступление с извинения (извиняться никогда не поздно) за бестактность сопредседателя собрания с нашей стороны, проявившуюся в его высказывании насчет "мертвого осла уши".

  Общее оживление, недоумение на лицах прибалтов, крики возмущения со стороны россиян [Здесь и далее примечание стенографистки]

  Вы спрашиваете меня: означает ли мое извинение то, что я выступаю за удовлетворение территориальных претензий наших соседей и делаю это не смотря на то, что они как вы говорите "в лицо плюют и изгаляются над русскими в своих прибалтиках"?
  Отнюдь, я тоже считаю бессмысленным предъявлять земельные претензии. Однако считаю своим долгом принести извинения.

  Раздраженный голос из толпы: Какие на хрен извинения? Обнаглели, сволочи. Да если бы мы их от Гитлера не спасли, где б они сейчас со своей занюханой Латвией были? А в советское время сколько в них вложили? Мы голодали, а из них витрину социализма делали. И после всего этого извиняться перед ними? Сами же голосовали накануне войны за то, чтобы войти в состав СССР!

  Не думаю, что только что прозвучавшее суждение выпадает из рядового умонастроения значительного числа моих соотечественников. К тому же сказанное - лишь бесхитростное изложение аргументов, которые в более литературной и наукообразной форме излагают весьма авторитетные и даже имеющие научные степени люди. Именно поэтому меня берет оторопь: господа, но ведь это просто безнравственно и невежественно!

  Свист и улюлюкание с российской стороны. На стороне прибалтов продолжается недоумение. Сопредседатели с трудом наводят порядок.

  Это почему же? - спросите вы меня. Если мне позволят договорить, я объясню свою позицию. Прежде всего, о нашем историческом невежестве. Его можно понять. Трудно ожидать иного, если история, излагаемая в наших школах и вузах, имеет явно пропагандистский уклон и фактически оправдывает любые действия центральной власти, начиная от походов по Руси Ивана Грозного, реформаций "кнутом и железом" Петра Великого, террора Сталина и т.д. Дескать, все во благо и для усиления нашей Великодержавности, во славу Отечества.
  Однако это хоть и объясняет наше историческое невежество, но никак не оправдывает наше упорное нежелание избавиться от него. А если бы мы того пожелали, то оказались перед лицом фактов, очевидных практически всем кроме нас: судьба прибалтийских народов была мелкой картой в руках трех ведущих игроков Запад - Гитлер - СССР, которые бесцеремонно распорядились судьбами народов.
  И "добровольное" присоединение Прибалтики было не более чем подчинением безысходности и выбором по принципу "из двух зол меньшее".
  Это недвусмысленно признается в постановлении Съезда народных депутатов СССР от 1989 г., но это признание не определяет практику наших отношений и не принимается большинством россиян в качестве осознанного и принятого сердцем факта.
  То, что Сталин придушил Прибалтику меньше, чем Гитлер, не меняет дела в принципе. Безнравственно требовать, чтобы я уважал разбойника только за то, что он ограбил меня, но прибил не совсем, как это мог бы сделать его еще более бесчеловечный коллега.
  Я не думаю, что нравственно требовать от пострадавших и любви к нам, русским, ведь мы не могли не видеть, как на наших глазах разворачивалась эта драма, но не осуждали того, что делают наши вожди и были молчаливыми соучастниками их разбоя. Как впрочем, и некоторые из пострадавшей стороны.
  И после войны никто не спрашивал латышей, литовцев и эстонцев, хотят ли они оставаться с нами, а недовольных подвергли репрессиям и высылкам.
  И то, что мы разгромили фашизм, еще не есть нравственное обоснование требования во что бы то ни стало оставаться с нами. Как не может быть нравственно обоснованным требовать от освобожденного из разбойничьего плена в знак благодарности навечно оставаться со своим освободителем. Каких бы благ ему при этом не сулили.
  Свобода по определению не может быть ценой благодарности.
  История не терпит сослагательного наклонения, однако предоставь мы возможность освобожденным нами народам самим определять свою судьбу, то удостоились бы навеки с их стороны искреннего почтения и освобождавшие Прибалтику русские ветераны сегодня не представали бы в унизительной роли оккупантов, которым вместо "спасибо" скандируют "чемодан - вокзал - Россия".
  Многие мои соотечественники возмущаются отношением к нам наших соседей и упрекают их, что в советской империи они были в отличие от нас на положении привилегированных.
  Но это возмущение унижает нас, выказывая чисто холопский подход, когда лишняя кость с барского стола становится реальным поводом для смертельной обиды тех, кому она не досталась и за невозможностью "полаять" на барина обида эта вымещается на тех, кому она была брошена.
  И то, что эта обида жива и сейчас лишь подтверждает, что мы еще сами не достаточно свободны, чтобы преодолеть холопскую психологию.
  К тому же при трезвом разумении, мы все ведь прекрасно понимаем, что большие подачки прибалтийским республикам объяснялись лишь своекорыстными интересами власть предержащих, которые таким образом удерживали тех, кто более других был склонен к не приятию обстоятельств своей жизни в Империи.
  Вы хотите спросить меня: как же так, если мы страдали вместе, то почему отвечать сегодня за грехи наших державных предводителей приходится именно нам, как будто мы сами не жертвы обстоятельств?
  Но как иначе, если мы сами взяли их грех на себя? Ведь сегодня большинство россиян ностальгирует по утраченной империи и мы шаг за шагом движемся к моральной и практической реабилитации своего тоталитарного прошлого! К памятникам жертвам политических репрессий приходят лишь сотни людей, а Сталина чтут миллионы! Значит мы принимаем наследство великодержавных амбиций, не отвергая не только юридически (Россия - правопреемница СССР), но главное сердцем то, от чего пострадали многие народы.
  Потому я хочу спросить: нравственно ли наше обвинение прибалтийцев в черной неблагодарности теперь, когда они не хотят иметь с нами ничего общего и повернулись к нам жопой, а лицом к Западу?
  Ведь для того, чтобы соседи уважали нас, надо хотя бы одно из двух:
а) самим научиться уважать их право на свободное самоопределение и понимать их.
б) представлять собой пример успешной нации.
  Но для того, чтобы уважать соседей, надо спуститься с великодержавной колокольни, чего нам явно не хочется делать. И официальная идеология это не поощряет.
  А еще больше наш разум захлестывает обида: как это они посмели предпочесть нам Запад? Ведь мы же такие хорошие и великие!
  Мы не имеем морального права осуждать выбор наших соседей. Поставьте себя на место литовца (латыша, эстонца и т.д.) и спросите сами себя: а почему я должен предпочесть Западу расхристанную Россию, которая сама с собой разобраться никак не может, которая мучается имперским синдромом и которая сегодня по уровню экономического развития находится где-то между Гондурасом и Бразилией?
  Я не могу задаться этим вопросом, потому что я русский и у меня в отличие от прибалтов нет выбора, - это моя Родина. Но и не пренебрегая Отечеством, мы вправе спросить себя: почему и мы не должны ориентироваться на общества, которые являются примером успешного и эффективного развития и дают нам пример как обрести то, чего мы сами никак не можем обрести - общественный достаток, общественную безопасность, возможность свободной гражданской инициативы? И почему примером для нас должен служить именно СССР, который обрек нас на общую нищету в имперской позолоте военно-технических и космических достижений?

  Оратор сделал паузу. Собравшиеся некоторое время безмолвствуют.

  Вы спросите меня, оправдываю ли я то, как ведут себя сейчас по отношению к нам наши соседи, вымещая на нас свои обиды?
  Нет, но не судите и не судимы будете. Это вопрос их нравственности и совести, оставим их наедине с ее голосом.
  Вопрос же нашей совести не оставить своих в беде не умножая при этом обид наших соседей. Но для меня не менее важно также спросить и самого себя перед Богом и детьми своими: веду ли я сам себя так, чтобы мне не было стыдно за свои поступки, достиг ли я того, что дети мои живут в достатке и благе, не притесняю ли я кого и не холопствую ли сам перед кем-либо?
  Именно потому я приношу извинения за "мертвого осла уши". Давайте разойдемся с миром, не тая друг на друга зла, во взаимном покаянии и не требуя ничего друг от друга, кроме того, чтобы на тех, кого судьба занесла по обе стороны границы не обращались наши прежние размолвки.
  Нам нужно время, чтобы остыли взаимные обиды. Пройдет оно и нам всем будет стыдно за то, что мы были такими, какие есть сейчас. Ибо совесть и нравственность обладает свойством абсолюта: у них нет измерений больше - меньше, они либо есть в целостности, либо их нет.

  Собрание молча расходится. Сопредседательствующие холодно прощаются.


Георгий Киреев - независимая территория © 2005