Георгий Киреев - независимая территория
Главная страница /
Опубликованное /
Кандагар /
Духовное /
Разное /
Гостевая книга /
Биография /
Контакты /
Киреев Георгий Алексеевич
Хочешь понять Россию?
Прочти книгу, которая тебе в этом поможет.
Главная страница Гостевая книга Контакты "Историю делают личности"
Кандагарский дневник
4.Будни

19.10.85   С вечера долго не мог заснуть. Проснулся тоже рано. Ночью время от времени доносились выстрелы. К утру стрельба усилилась, посты для прохождения колонны видимо устанавливались не без перестрелки. В 8.45 машины из ПК еще не было, ребята уехали на своей, а я, Шак и Ильхом остались ждать. Около 9 приехал Кубанди на УАЗе ПК, поехали в филиал. Охрану у филиала не обнаружили, остался один парень на крыше, остальные ушли куда-то на время.
  Пришлось ждать, так как ключи от отдельных кабинетов были у охранников. Осмотрели филиал. Здание ничего. Есть комната советско-афганской дружбы, столовая, учебный класс, общежитие, кабинеты, библиотека (естественно бедная до изнеможения). Здание в приличном состоянии в бесхозяйственности Кубанди и Шакурло не упрекнешь, молодцы.
  Взял все бумаги по тематическим планам, лекциям и пр. Поехали обратно в ПК, так как ребята спешили вернуть машину. Не доезжая до ПК Шакурло вышел по своим делам, а мы приехали в ПК и сели побеседовать. Комната, в которой мы сидели обставлена была просто: стол, плетеное кресло, диван, еще одно, но уже развалившееся кресло и все это покрыто толстым слоем пыли. Кубанди принес тряпку, вытер пыль ми мы смогли сесть.
  Тема разговора: план на неделю. Скажем прямо, план на мой взгляд довольно странный. В нем 7 пунктов и не один из них не связан с кадровыми делами и воспитательной работой после занятий. Подготовка к дню начала обучения очередного набора тоже не предусмотрена.
  Кубанди говорит, что он не может решить кадровую проблему, хотя я пытался его убедить в необходимости заняться этим делом. На мой взгляд стоило бы найти хотя бы завхоза, чтобы Кубанди мог снять с себя хотя мелкие хозяйственные вопросы.
  Трудно нам было договориться и по поводу того. Чем занять слушателей после занятий. Кубанди ссылался на то. Что после обеда нас там не будет, поэтому мы там ничего не можем сделать. Я не соглашался и кое что мы все же обсудили более конструктивно - возможность показа фильмов, установка радио.
  Кубанди мне мягко намекал на сложные условия работы, особенно живописно он описал наши невзгоды в условиях отсутствия транспорта. Мне пришлось все же отметить, что это наши трудности, но 30 человек этого набора должны быть обучены на должном уровне и мы должны это сделать во что бы то ни стало.
  Договорились, что он и я думаем, как провести первый день занятий и чем занять ребят после учебы. Закончили разговор около 1. Зашли в кабинет секретаря. И снова я допустил оплошность - оказывается что так как мы приехали в ПК и не сказали об об этом ребятам, они нас потеряли и очень волновались. Наверное в глазах всемогущего Шакурло, а он был уже там, с совсем низко пал, наверное оно и про вчерашний случай с автоматом успел рассказать.
  Ребята из ПК решили отметить отъезд наших товарищей и прямо во дворе устроили кухню. Пока готовилась еда, я Шак и Гоша (Ильхом отказался) поехали в сопровождении Надира в город в дуканы. По пути встретили и взяли с собой племянницу Надира. Ей лет 10. Подарил ей значок, зря конечно. Ведь здесь не принято оказывать внимание девочкам. Остановились у дукана, вышли. Надир сказал, что вернется минут через 10 и мы остались на улице славного города Кандагара, что честно говоря внесло в мою романтическую душу определенную долю смятения.
  В первом дукане были часы, парфюмерия, фонарики и всяческая мелочь. Кроме нас в дукане были еще две колоритные личности - наши бойцы. Один из них, громила побольше Гоши выбирал часы. Шак предложил услуги чтобы подобрать часы подешевле - солдат все же, откуда у него афгани! Однако воин ответствовал, что он может и подороже и ему нужен Omax. Ну и ну! Где он только афгани берет? Пожалуй из-за таких героев (да простит меня Аллах, может он и действительно герой) нас называют порой оккупантами.
  Машины все не было и мы пошли дальше. Заглянули еще в пару дуканов, везде здоровались и даже жали руки. Шакурло брал часы на бакшишь (подарки) т.е. дешевые и с музыкой. Прошло минут 20, машины все не было. Шак однако сказал, что можно быть спокойными: через город проходит колонна, так что в городе выставлены наши стоят посты. Но руку я все же держал у кобуры. Вокруг все было так необычно, что я даже не знаю что описывать.
  Лавки здесь весьма своеобразные - в них можна найти все что угодно и пожалуй из всех стран мира. С американскими, япоснким товарами соседствует наш одеколон "Шипр", вместе м продуктами лежит парфюмерия и всякая дребедень. Такое впечатление, что в этих дуканах собрано все, чем афганцы обычно не пользуются, пена цивилизации, брызги контрабанды. Покупать пока ничего не стал, надо осмотреться, да и мне пока ничего не нужно, а в Союз домой все равно ничего не отправишь.
  Наконец вернулась машина. В 13.20 сели за стол в библиотеке (мясо, салат из помидор, петрушки, мяты, виноград, картошка, бутылка кишмишевой водки). Насир произнес тост. Саша ответил, выпили грам по 80 и уехали. Я с Шаком и Ильхомом поехал сзади на УАЗике ПК. Доехали нормально. По пути нас обогнала "Тоета" с людьми Исмата (что-то вроде афганского батьки Махно в преиод заигрывания с большевиками). Исмат учился у нас в военной академии, был душманом, сейчас перешел на нашу сторону вместе со своими людьми и оружием.
  Веселая компания, один из них высунул автомат в боковое окно, поэтому когда их машина нас обгоняла, подумалось: а не полоснут ли они по нашей машине очередью? По рассказам это ни запросто. Впрочем не в их интересах это делать, поэтому я смотрел на них скорее с любопытством, чем с чувством тревоги. Саша и Абдуразак сфотографировались на прощанье у "Волги" с автоматами. Потом Саша приготовил обед, посидели, потравили анекдоты.
  Особенно понравился такой: "Стоит афганский сарбоз [солдат] на посту, мимо проходит пьяный военный мушавер. Солдат: стой, говори пароль! Мушавер: пошел на х…! и идет дальше. Сарбоз про себя: странные эти шурави (советские), уже 6 лет в Афганистане, а пароль до сих пор один и тот же!". Хохотали до слез.
  Потом сидели на улице возле виллы и болтали "за жизнь". Саша сказал, что весь период пребывания в ДРА у нас будет делиться на три периода:
1-й - интернационализация (вперед и только вперед).
2-й - чекизация [накопление чеков Внешторга, которыми нам платили в ДРА]
3-й - парванизация (т.е. все, и в том числе, деньги - до лампочки!).
  На душе стало паскудно. Неужели мы сюда ради чеков приехали? Как хочется все же хоть что-нибудь, но сделать! Только бы получилось. Завтра улетаем в Кабул, чтобы окончательно сдать и принять все дела.

 
Я в ооновском городке
Я в на площадке в ооновском городке
 

5.Снова в Кабуле


  20.10.85
  Пишу вечером в гостинице "Ариана". Настроение слегка гнусное, како-то раздражение не понятно на кого и на что, скорее на себя. Встал рано в 6.15. Перенес вещи Шакурло. В комнате заметно опустело, он что мог раздал. Шак уехал раньше, а мы выехали на аэродром около 10 часов. Я с Ильхоном уехал на УАЗе, опять тащились с скоростью 53-40 км. в час. Доехали без приключений. По дороге встретили машину самого Исмата.
  В одном месте сбоку от дороги рос густой камыш. Афганцы сказали что его в целях безопасности несколько раз пытались сжечь, но почему-то не получается. У нас в Афганистане всегда так, - говорят они, - что бы ни затеяли, все получается наоборот.
  У аэропорта раза 2 останавливали. Вылетели около 12 на афганском борту. Командир сначала посадил нас, потом запустил афганцев (военных). С нами летела одна женщина в парандже. Долетели нормально, садились с проблемами. На такси (четверо сзади, двое рядом с водителем) доехали до "Арианы". Сразу поехали на совещание. Выступал заворг, зав. сектором учета, Мубаракшо (советник ректора Института молодежных кадров), отдел пропаганды. Устал. Вся информация воспринималось плохо.
  Все выступающие ругали афганцев, а я думал: чего ругать, сами воспитали. Развели собрания, заседания, суету и шелест бумаг, вместо того, чтобы через деятельность ДОМА придать поступательный характер революции. Гнусно также то, весь наш советский корпус здесь разъединяет какое-то местничество. Каждый роет под себя.
  [Вообще в Афганистане советские были разделены по особым группам: военные в действующей армии, военные советники, советники Царандоя, советники ХАД (афганская служба безопасности), партийные и комсомольские советники. Гланый разделяющий момент как я понял потом - деньги. Меньше всех официально получали военные в действующей армии, а потому они тихо презирали всех остальных, за то, что остальные хоть и не воевали, но "жировали" на чеках Внешпосылторга. Кроме того, позже я понял, что разделение советнических аппаратов поддерживалось еще и искусственно, чтобы была конкуренция и стучали друг на друга].
 21.10.85
  Опять с утра бессонница. Принял душ. Завтрак: яичница из порошка (ел впервые), чай. Около 8 был уже в ЦК. У Мубаракшо сломалась машина, пока его не было, написал письмо Люде. Долго выяснял, как получить обогреватель, дошел до помощника Балана [Главный советник, кажется], он проверил, что числится на Шакурло его присутствии и сказал, что надо писать заявление на обогреватель. Я решил также попросить и телевизор.
  Пока туда сюда ходил, подъехал Мубаракшо. (Да, забыл, утром встретился с Фаридом Маздаком, он пожал всем руки, кто стоял у входа, в том числе и мне. Исторический момент!)
  Пошли к Мубаракшо в кабинет, пока беседовали, к нему подходили ребята советники ДОМА. Один просил отменить поездки актива на учебу в Кабул, другой говорил, что учить надо, но учеба должна быть ближе к жизни, и т.д.. С Мубаракшо обсуждали проблемы кандагарского филиала, договорились, что после обеда встретимся с Даудом (ректором Института молодежных кадров) и обсудим конкретно, что надо там делать.
  В ходе беседы Мубаракшо весьма неодобрительно отзывался о Шакурло. Закончили мы беседу около 11.30. Советники еще не закончили учебу и я решил добраться в гостиницу сам. С одним из "стариков" взяли дежурную машину и поехали в "Ариану". Пока ехали, разговорились о том, о сем, в том числе и о "героизме".
  Подметил интересную деталь: говоря о других, советники считают их приключения выдуманными и несерьезными. Мол все это ерунда, но вот у них был случай… Естественно их случай был самым-самым! Обедать пошли пешком в "Дружбу" - наша гостиница. Столовая там ничего, работают наши. Обед обошелся в 63 афгани (в "Ариане" - около 200). Обратно тоже пошли пешком. После обеда поехали с Мубаракшо в институт. Он очень далеко, на окраине Кабула, так что ехали через весь город.
  Интересные впечатления: дрова здесь продают на вес. Обратил внимание на площадки утыканные торчащими камнями - оказалось кладбище. Еще одна особенность общественного транспорта: автобус может быть и не полным, но люди все равно будут висеть на подножках.
  Вот девочка в лохмотьях "Монтана" [В те времена для советских "Монтана" был крутой брэнд модной молодежной одежды]. В некоторых местах подписи на дуканах на русском "Дубленки на заказ. Готовые". Видимо среди наших это ходовой товар. Кстати все наши мушаверы в кожанки убрались, тьфу. Не знаю, но мне такие массовые психозы не по нутру.
  Мубаракшо познакомил с институтом, поговорили с Даудом. Снова ругали Шакурло и Кубанди, вернее отмечали их подсебятничество. Договорились практически по всем вопросам. Выбил 40 тысяч афгани на ремонт машины, телевизор, радио для филиала. Начальству было приятно, что я просил не для себя, а для филиала. Сложнее оказалось с началом занятий на следующий поток. В центре готовили на 23 ноября, а Куб и Шак закрутили все на 1 ноября, естественно возникла неразбериха. Вернулись в гостиницу около 18. Поужинали в "Ариане" (170 афгани). Зашли к Ивану Антоновичу Алимову [партийный советник зоны], договорились по отъезду. Купил водки для Кандагара, будет хоть чем угощать.
  22.10.85
  Чувствую, что стабильно стал просыпаться около шести. Почти час ворочался, лезли разные дурацкие мысли. Очень беспокоюсь за Люду и Антошку. С утра были занятия, выступал Завражнов и Голубев (пионерская работа и работа с сельской молодежью). В 10 нам почему-то собрались показать фильм про каратистов (Гонконг, кажется) Сюжет весьма простой - сплошные драки. Показали на час позже, "афганский вариант" как говорят старики, то лампу к проектору забыли, то еще что-то.
  Обедал в "Ариане". В 15 партсобрание. Прошло оно в традиционном духе, если не считать того, что при выдвижении кандидатур Моисеенко выступил против Г., обвинив его в наезде на человека, организации пьянки и плохой работе. 6 человек выступили в поддержку Г. и по моему оставалось совсем немного, чтобы можно было воздвигнуть ему памятник. Нам новичкам, конечно трудно судить, кто есть кто. После собрания подошли с Мубаракшо и Балану, но он попросил перенести разговор на завтра.
  По приезду в "Ариану" я, Абдуразык, Гоша и Юрьев поднялись в Ивану Антоновичу. Саша предложил вместе поужинать, Но И.А. отказался, сославшись на плохое самочувствие. Мысленно я ему сказал "спасибо". Мудрый мужик.
  Немножко посидели, поговорили. Он рассказал историю ранения своего переводчика. В ней есть любопытные детали, которые стоит изложить. Дело в том, что по словам Юрьева этот переводчик сказал, что у него было многоосколочное ранение живота и ноги. На самом деле был всего один осколок, но так как он был в очень неудобном месте (чуть ли не в паху), пришлось его удалять через брюшную полость, поэтому и резали живот. Однако переводчик проявил жуткую мнительность и его отвезли в Кабул.
  В Кабуле попав в госпиталь, переводчик пытался завести разговор о льготах и награде. Это было воспринято соответствующим образом, причем так, что сопровождающему пришлось ссылаться на контузию этого "героя".
  Еще одно подтверждение, что всякий случай "геройства" выслушай и подели выслушанное на 2. После беседы спустились вниз. Юрьев взял бутылку водки и 4 колы, потом подошел Шакурло, выпили еще понемногу.
  23.10.85
  Утром мимо гостиницы прошел караван верблюдов и ишаков. Во время завтрака "старики" отпускали маты в адрес официанта, откровенное презрение к афганцам сквозило в каждом их слове. Интересно, как же далеко простирается наш идиотизм? Неужели мы не соображаем, что главный источник неуважения к нам, мы сами?
  К 8.30 подъехали в посольство на отчетно-выборное партсобрание. Сразу нас не пустили, списков на пропуск еще не было, пришлось ждать старшего.
  Партсобрание проходило в мраморном зале. Зал отделан зеленоватым мрамором, по бокам овальные колонны, шторы также в тон, красиво.
  Все выступления в обычном русле. Краткое содержание выступление Ломоносова, главного партийного советника: "За 6 лет кардинальных изменений в стране не произошло. Обстановка в высшей степени сложная. В ближайшие месяцы надо добиться коренного перелома, дальше так нельзя. 75-78% территории под контролем. Что надо поставить во главу угла? В стране идет кровопролитная гражданская война. За 4-5 месяцев контрреволюция не капитулирует. Речь идет об установлении мира на земле ДРА. Надо активней искать компромиссы, чтобы достигнуть договоренности с руководителями бандформирований, нужно быть более уступчивыми, но в разумных пределах.
  Джирга приграничных племен прошла организованно, более содержательно, но отдачи пока особой нет".
  В перерыве для голосования опустил письмо Люде, сходил в магазин. Посольский городок производит приятное впечатление. Зелень, красота, ухоженность.
  После собрания зашли в дуканы: часы женские 700 афгани, есть и 1200, джинсы 900 афгани. Часов очень много, много презервативов. Детская машинка 100 афгани. Когда буду уезжать, накуплю сувениров для друзей, ерунда, но приятно. Обедали в "Дружбе". В 15 месткомовское собрание. Прошло гладко, правда часы с музыкой как соловьи по всему залу заливались, даже смешно (результат похода по дуканам). Шакурло всем демонстрировал свое чудо часовой промышленности.
  Ужинать Шак нас подвез в "Дружбу". Возвращались я, Гоша, Леша Беляев, Зануддин. На улице уже темень, уличного освещения никакого, встречные машины слепят. В общем, прогулка для любителей острых ощущений.
  Обстановка в городе вроде осложнилась, стало больше патрулей. Судя по всему, не зря. Около 22 часов, сидя в номере, мы слышали автоматную стрельбу.
  24.10.85
  Оказывается вчера по нашему микрорайону был произведен выстрел из безоткатного орудия. А автоматная стрельба была просто так. Для того чтобы показать, что служба несется.
  С утра мы поехали в посольство, поэтому заметки этого дня начну с мыслей по поводу дорожного движения в Кабуле. Здесь много ходят и много ездят. На чем угодно и как угодно. Порой на улице увидишь такую машину, от которой остались одна рама, колеса и двигатель. Однако же есть и кузов - что-то среднее между цыганской кибиткой и набором металлоконструкций.
  Это что касается на чем ездят, а вот что касается того, кто ездит: мне сегодня попались на глаза два велосипедиста, один из них поддерживал другого, который, судя по всему был слепым. Отношение к правилам дорожного движения здесь весьма своеобразное. Стоят регулировщики и довольно ловко руководят своенравным как горная река, потоком транспортных средств.
  Довольно оригинальная здесь и наглядная агитация. Так при въезде на мост через р.Кабул висит весьма красочный плакат, рисующий печальную картину падения с этого моста автобуса.
  Встретился мне также плакат, на котором изображено столкновение велосипедиста с легковым автомобилем. Велосипедист влетает головой в лобовое стекло, все это обильно приправлено красной краской, изображающей кровь. В тоже время со стороны передвигающихся отношение к усилиям служб движения весьма прохладное. Ездят как попало и где попало, но как ни странно, дорожных происшествий здесь мало.   Совещание. Первым выступил Алимов, остальные выступающие в принципе поднимали одни и те же проблемы: кадры, отвратительное взаимодействие различных советнических служб, слабые военные операции, разгильдяйство руководящих работников ДРА, советники дискредитируют свое звание гнусным поведением.
  Последним выступил посол. Все его выступление, конечно, не подлежит записи, однако воспроизведу основное: Общая оценка дел - из рук вон плохо. Так дальше дело не пойдет, нужны меры и они будут. И прежде всего расширение социальной базы за счет помощи индивидуальному крестьянству. Оценка дел в Кандагаре - самое плохое положение.
  Выступление было резким, однако странно было это все слышать, как будто выступающего здесь не было все эти 6 лет, как будто он не знал положение дел раньше, и как будто надо было прийти к такому остервенению от маразмов, чтобы понять, что пора наконец принимать действенные меры!
  Сегодня узнал, что моего переводчика Ильхома у меня забирают, так как 14 переводчиков уходят в отпуск и одна провинция вообще осталась без переводчика.
  Ильхом конечно не возражал, чтобы его перевели из Кандагара, я честно говоря тоже не особо расстроился так как мне показалось, что в Кандагаре вряд-ли можно будет джо конца на него положиться. Но с другой стороны, что мне теперь вообще ничего не делать? Зачем я вообще здесь буду нужен? Чуть не поругался с Баланом. Машину не дают, денег не дают на ремонт машины, полная неразбериха со сроками начала занятий (не по моей вине).
  После совещания пошли в магазин, там толпа. Хорошо, что Салех взял продукты на нас троих. В 16 начался торжественный вечер. Вел его Балан, выступали руководящие работники ДОМА, НДПА. Советника Гришу Семченко, который был ранен в Кандагаре наградили орденом Красного знамени.
  Мысли: Для тех немногих афганских партийцев, которые сумели принять революцию почти по-ленински, новый курс НДПА обернется большой трагедией.
  25.10.85
  Утром проводили первую партию ребят в Москву. Естественно смотрел на них с завистью, они скоро будут дома. До обеда промаялся дурью. Около 11 (обещали в 10) подошла машина из института. Привезли телевизор, магнитофон-приемник, настольный теннис, шахматы, книги для филиала. Будет хоть чем занять слушателей после обеда. Теперь осталось только это все дотащить до Кандагара.
  После обеда немножко позанимался языком. Общался с ребятами. Цыпленков излагал свою т.з. на выступление посла. Любопытные слова: сейчас стиль менять не надо, начнешь прижимать афганцев, а тебя пристрелят.
  Здесь довольно много говорят про опасность и всегда подчеркивают, что в основном причина в том, что пренебрегают элементарными правилами безопасности.
  Мне кажется, что такое пренебрежение вызвано не бравадой, а скорее всего человек просто устает опасаться. Психологически трудно быть все время на чеку, так недолго и свихнуться.
  26.10.85
  Вчера вечером стихийно собрались в нашей комнате. Были Гоша, Цыпленков, Фаттахов, Антонов, Чайкин, Хамраев, Четыркин. Чайкин принес бутылку с этого и началось. Узнали, что сегодня у Антонова день рожденья. Пир стал приобретать все большие масштабы.
  Анвар послал дежурного гостиницы за закуской, однако не правильно назвал номер комнаты. Дежурный пошел туда и как нам потом рассказали произошла весьма веселая сцена: ребята достали бутылку, однако закуски не было. Грустя по этому поводу, они наполнили стаканы, вдруг открывается дверь и им на подносе несут снедь. Удивлению не было меры, однако раз Бог послал, надо закусывать. Но только они протянули руки к подносу, влетает запыхавшийся Анвар и лишает ребят сей манны небесной. Аллах дал, Аллах взял.
  Пробалдели часов до 2 ночи. Утром проснулся в 6 часов. В комнате бардак, накурено. Навел порядок. С Четыркиным поехали в магазин, закупили все необходимое для Кандагара. Как все увезти, даже не знаю. Съездили в ЦК. Взял обогреватель. Заехали в маркет, взял бутылку водки взамен выпитой вчера.
  Возвращаясь из посольства слегка заблудились, кое-как добрались. Удивляет меня одна кабульская достопримечательность: высокая гора и она разделена построенной кем-то стеной. Не понятно зачем нужна эта на первый взгляд совершенно бесполезная стена?
  После обеда упаковались. Около 18 Мубаракшо привез письма для Кубанди, чек для получения денег на ремонт машины так и не дали. Кассет с записями революционных и народных песен тоже не дали. У Алимова выяснили, когда сможем уехать в Кандагар, оказалось только в понедельник. Ужинали в "Дружбе". Честно говоря ходить по Кабулу пешком в темноте все же страшновато, тем более что сегодня снова слышны были выстрела из автомата и гранатомета.
  27.10.85
  Утром встретился с Мубаракшо. Договорились, что сегодня запчасти к машине привезут. Съездили в ЦК. Удостоверений до сих пор не выдали. Договорились с Юрьевым, что он даст патроны для пистолета. Во время обеда в "Дружбе" встретились с Алимовым, выяснилось, что наш отъезд снова откладывается на день. После обеда спали до 16.30. Запчасти так и не привезли. Придется завтра ехать самому. По дороге в столовую слышали взрыв. Скорей бы вернуться в Кандагар, надоело слоняться без дела.
  28.10.85
  Ночью снова были слышны взрывы. С утра снова маялись дурью. От Мубаракшо ни ответа, ни привета. До обеда его в институте не было. Решил подарить внуку дежурного в "Ариане" объемную открытку с волком. Мальчик сначала вообще не понял, зачем я ему показываю открытку, затем он начал возить ее по столу и у меня сложилось впечатление, что он вообще не понимает, что это такое. Пошел к царандоевскому посту и подарил стоящему там пареньку фестивальный значок.
  На обед пошел в "Дружбу". Хоть какой-то моцион. Пора сказать несколько слов об улице, на которой мы живем. Дорога до "Дружбы" занимает минут 15. Если идти от "Арианы" к "Дружбе", то с правой стороны будет Итальянское посольство, затем Индийское, ЦСДА (центральный стадион дружественных армий). По левой стороне стадион, министерство транспорта, телерадиоцентр, посольство США. Дорога широкая, асфальт хороший. Вдоль дороги старые чинары. Движение оживленное.
  После обеда выяснилось, что запчасти для машины не куплены. Пошел спать. После ужина Анвар принес бутылку водки, выпили. Вот и весь день. Завтра, если все благополучно, уезжаем. Слава Богу.
  29.10. 85
  Проснулся около 6 часов, собрал вещи. Машина в назначенное время (на 6.30) естественно не подошла. Около 7 часов мы начали волноваться. Пришлось звонить ребятам из центральной группы, чтоб они прислали УАЗ. В 7.25 машина подошла. Загрузили вещи. Около 8.30 подошел еще РАФ. На него погрузились ребята из провинции Заболь - Насенко, Курбан и их партсоветник.
  Ворона, в суматохе забыл рюкзак с маслом и пачку книг по организационной работе в ДОМА на дари. Хрошо хоть ребята, кторые выехали после нас, захватили забытые вещи.
  В 8.40 подали наш афганский борт 240, забросали наши тысячу и одну мелочь и в 8.52 самолет побежал к взлетке. Пока набирали высоту, снова появился идиотский страх, даже разозлился на себя - чему быть, тому не миновать, и нечего преждевременно в штаны класть.
  Чтобы скоротать время, сели резаться в карты. В 10.28 шасси нашего борта коснулось земли. Наконец-то Кандагар.
  Чтобы не расслабились, суровая действительность весьма бестактно напомнила о себе. Позавчера в городе погиб афганский офицер и в наш самолет сарбозы заносили гроб, сделанный из снарядных ящиков, покрытый красной тканью и засыпанный цветами. По трапу вносили гроб, а в передние двери входили дети, женщины несли младенцев. В общем, человечество усиленно восполняет потери. К самолету подъехало еще несколько УАЗиков с ранеными. А вокруг все залито солнцем, запахи пищи, приготовленной на костре, - жизнь кипит, варится, что ж будем расхлебывать.
  Часа через полтора наконец подошли машины, вызванные Алимовым из Царандоя - УАЗ и "Волга". Кое как запихали вещи и вперед. Доехали весело. На вилле Алимова пообедали (Алимов, Сальников, советник ПК НДПА Кандагара, Гоша и я). Выпили бутылку водки (впрочем не допили) в честь дня комсомола и за благополучный приезд. После обеда отнес на почту письмо для Люды и взялся за уборку. Закончил около 19.15 - здорово пришлось повозиться, зато почти устроился - здесь мне жить год без малого.
  Сейчас схожу на виллу, договорюсь по завтрашнему дню, спланирую завтрашнюю беседу с Кубанди и спать. Пока нас не было, обстрелов тоже не было, но в городе судя по разговорам стало сложнее. Вокруг относительно тихо, выстрелы слышны довольно редко.


Георгий Киреев - независимая территория © 2005