Георгий Киреев - независимая территория
Главная страница /
Опубликованное /
Кандагар /
Духовное /
Разное /
Гостевая книга /
Биография /
Контакты /
Киреев Георгий Алексеевич
Хочешь понять Россию?
Прочти книгу, которая тебе в этом поможет.
Главная страница Гостевая книга Контакты "Историю делают личности"
Кандагарский дневник
2.Летим в Кандагар

16.10.85   Проснулся около 6 часов утра. Около семи выехали на аэродром. При въезде наш РАФ [Микроавтобус латвийского производства] задержали - не было пропуска. Еле уговорили. Гвардеец сказал: "Станете за воротами. Поедете дальше - буду стрелять". Минут 20 простояли, наконец пришел нащ отправщик и сообщил: афганский борт 253. Командир АН 26 - хороший друг и даже заявил, что он лучше 20 литров керосина сольет, но нас посадит.
  Прибыли к месту стоянки самолета, минут через 20 он подрулил. Познакомились с командиром, приятный веселый человек. Сложили вещи в смолет, дождались пока загрузят почту, сели сами. Сначала нас было человек 20. Пришел старший по отправке (советский), возмутился, что летчик так много людей набрал, в плане отмечено меньше. Мы естественно хором закричали, что мы в плане есть. После ухода дежурного однако в самолет село еще по крайней мере человек 25, дети, женщины.
  Долго не улетали, ждали какого-то Иракеляна, но он не появился и в 8.40 вылетели. Глядя на наш основательно заполненный салон подумал, что в Афганистане (да и наверное везде на Востоке ) понятие грузоподъемности транспортного средства весьма относительное и определяется скорее не техническими характеристиками, а настроением того, кто данным средством управляет.
  Самолет сделал несколько кругов над Кабулом, набирая безопасную высоту. Я умостился у самого окошка и с каждым витком панорама города все больше раздвигалась перед глазами. Наконец высота набрана, и мы взяли курс на Кандагар, следуя строго по ниточке тянувшегося далеко внизу шоссе.
  Полет прошел отлично. Рядом со мной сидел белудж, такой же любопытный как и я и мы с ним поочередно заглядывали в иллюминатор. Погода была исключительная, ни облачка, землю было видно до мельчайших деталей. Честно говоря побаивался, что собьют.
  Сели как и садятся здесь с крутым снижением. Вышли на землю. Первые впечатления: орудийные залпы (1 или 2), интереснейшая архитектура аэропорта и … покой. Странно, но все вокруг выглядело спокойно.
  На стоянке встретили партийного советника зоны, партийного советника провинции и моего коллегу Шакурло - они собирались влететь в Кабул. Шакурло остался, а советники вылетели. Глущенко уехал раньше, а мы с Шакурло и с двумя преводчиками сели в УАЗ. Я сидел сзади с левой стороны. Шакурло предупредил, что это опасная сторона. Мой переводчик дал мне свой автомат (мой автомат Шакурло оставил на вилле) и мы поехали под веселые рассказы о подрывах на минах по дороге из аэропорта в город (около 20 км.) и обстрелах.
  Тут же я услышал истории и о невероятных везениях. Это когда из гранатометав обстреляли машину главного военного советника. Одна граната прошла над радиатором, вторая влетела в окно УАЗа, оцарапала кожу!! На подбородке генерала, ударилась в стойку и не взорвалась!! Да уж…
  Впрочем иллюстрация к этим рассказам была самая что ни на есть наглядная. Км. 5 от аэродрома дорога спокойная. Спокойная она до поста на 2-х вершинах по обе стороны шоссе. Дальше км. 12-14 "зеленая" зона [зона где наблюдается активность душманов]. На обочине встречали БМП, танки и посты под навесами. Тут же на обочине валялась подорванная техника, особенно поразили меня останки самоходки - я даже не подозревал, как может раскорежить технику. Дрога вся разбита, ее постоянно минируют. Утром говорят проходит танк с катком, но увы мины бывают хитрее. Доехали без приключений.

 
Я (слева), Кубанди (справа от меня) и Гоша со своим подсоветным
Я (слева), Кубанди (справа от меня) и Гоша со своим подсоветным
 
Третий слева Саша Юрьев
Третий слева Саша Юрьев
3.Первые дни в Кандагаре


  Советнический городок конечно интересный, жаль что я не обладаю даром пейзажиста. Поселился пока в вилле советников.
  Схема размещения такова: в вилле живут зональный партийный советник, советник провинции и советник ДОМА. Рядом вилла их переводчиков. Я со своим переводчиком буду жить в метрах 50, надо идти мимо бассейна и теннисного корта. Там что то вроде барака с отдельными комнатами. Кроме нас в нем живут советники Царандоя. Над моей комнатой Шакурло наложил камней, старые покрышки и прочее, чтобы не пробила мина или РС. Он же показал и следы обстрела: пробитый потолок в соседней комнате, дыры в стенах.
  В комнате Шакурло (будущей моей) живописный беспорядок. Он показал где что. Поговорили о деле. Шакурло дал негативную оценку моему подсоветному - инертен, любит переложить дело на чужие плечи, считает что набор контингента учащихся и кадровые дела это забота комитетов ДОМА и партийного комитета.
  Шакурло не рекомендовал принимать подсоветного с угощением. Занятия в институте молодежных кадров провинции Кандагар должны начаться 1 ноября. Будет человек 20. Поговорили о хозяйственных делах: у Шакурло была ГАЗ 21, но сейчас она была сломана, а без не как без рук (или вернее без ног). Пообедали, слегка выпили. Произносили тосты. Здесь третий тост по традиции пьют за погибших. Сказал и я пару слов. Сказал, что мы еще не знаем как у нас пойдут дела, как мы перенесем первый обстрел, но мы очень хотим, чтобы с честью сделать свое дело.
  После обеда посидели на улице, попробовали наз [это такая смесь по виду жевательный табак, его жуют мужчины афганцы и вообще на востоке как легкий наркотик]. Мой желудок не выдержал этого зелья, пришлось его освободить от тяжкого бремени.
  Немного поспал, вернее полежал. Где-то доносились выстрелы. (Забыл отметить, что часа через 2 после нашего приезда от городка били наши 122 миллиметровые гаубицы по зеленой зоне - тоже новые впечатления.) Обстрела пока не было, посмотрим, что будет дальше.
  Пожалуй, пока мои записи перенасыщены подробностями так сказать "романтического" характера. Думаю, что простится мне это детство. До дела я пока не добрался, а все что вокруг пока слишком экзотично для меня. И естественно я приехал сюда чтобы работать, а не вкушать романтику боевой зоны.
  Интересная чисто психологическая особенность: после многочисленных рассказов про то, что кто-то только вышел, а туда мина, или наоборот - зашел, а на место, где он только что был - мина - частенько ловишь себя на мысли, где же место моей судьбы? Вдруг выйдешь из комнаты, а туда мина или наоборот. Каждый шаг становится воистину навстречу судьбе. Бр-р, опять в романтику ударился!
  17.10.85
  Сейчас только закончил писать письмо Люде. Трудно очень писать. Стараюсь ни словом не обмолвиться о том, какая здесь обстановка на самом деле, пусть ей будет хоть этим легче.
  Утром проснулся часов в 6. Вчера вечером до 22.30 играли в Кинг. Решил научиться. Здесь говорят это пригодится. (В первый день в Кабуле Балан нас спросил с Гошей: ну что, карты взяли?) Ночь прошла удивительно спокойно, мне даже какой-то приятный сон приснился. До семи лежал, не хотелось вылезать из теплой постели. К 8 пошел к Шакурло и он меня познакомил с Карельским Валерой, Нурулинным Талгатом Салимовичем, страшим советником Царандоя и советником замполита Виталием Максимовичем.
  В 8.30 выехали в город. Честно говоря под ложечкой посасывало, снова сидел слева, со стороны зеленой зоны. Переводчики забились в середину, мы с Гошей по бокам. Кстати, мой переводчик парень осторожный. Прикрутил толстенной проволокой второй магазин. А позже, когда хотели съездить после обеда в кандагарский филиал института молодежных кадров, так как он находится в более менее безопасном месте, то отказался.
  Город разглядел плохо, больше смотрел на дувалы и переулки, откуда могут обстрелять машину. Первое впечателение - смесь XV и XX веков, руины, грязь. Абдуразак (переводчик Юрьева) ездил как заправский восточный шофер, правила ему нипочем, как он см объяснил здесь полезно нарушать правила.
  В 8.45 мы были уже у заместителя секретаря провинциального комитета ДОМА Надира. Чуть позже подошел и секретарь Насир. Затем в библиотеке собрались все работники провинциального комитета и мы были представлены собравшимся. Юрьев и Глущенко произнесли небольшие речи.
  Кстати, в разговоре с Насиром Юрьев спросил его о здоровье жены, а нас предупреждали, что на востоке это не принято. Слушай и думай в общем. Конечно провинциальный комитет на первый взгляд слабоват и в материальном смысле и в деловом.
  Встретился со своим подсоветным Султаном Кубанди. Ему 28 лет, женат, сын "6 месяцев и один день", как он сам сказал. Закончил ветеринарный факультет в кабуле, как предупредили меня заранее - халькист [в народно демократической партии Афганистана было два враждующих между собой крыла "парчам" (знамя) и "хальк" (народ)], обижен, бывший зам. Секретаря провинциального комитета ДОМА, таджик.
  Схема нашего разговора (кстати при нем присутствовал Танюал, инструктор орг. отдела ЦК ДОМА и работник военного отдела ЦК):
  Рассказал о себе, выслушал биографию Султана, он кстати из дехкан (крестьян). Поговорили о ходе подготовки к занятиям, о кадрах. Увы, кроме Кубанди в филиале никого нет. Хотя по штату можно иметь двух преподавателей, шофера, уборщика, повара.
  Включили в разговор Танюала с просьбой оказать помощь. Поговорили по машине. Ремонт обойдется в 35 - 45 тыс. афганей и займет дней десять. Это плохо. Хотя до института всего ничего - 3 км., но… Танюал ссылался на трудности. Я на примерах нашей революции, войны говорил, что нужно быть оптимистом, о том, что нам тоже было трудно. Но мы построили могучую державу. Это будет и у них, надо только верить. Привел стихи Маяковского "Я знаю, город будет…" и сказал, что я знаю будет цветущим и Кандагар, если мы будем хорошо работать. Рассказал о Костомукше.
  После беседы зашли к Нисиру, посидели там, пока он беседовал с Юрьевым. В Кандагаре нет членов ДОМА среди мулл. Был один даже секретарем првички, но стал членом НДПА и ушел. Потенциальные возможности для приема новых членов ДОМА есть. В провинциальном комитете (ПК) работников с высшим образованием нет. (Думаю, что сейчас этот показатель пока не существенен, нужны работники преданные.)
  Эту информацию я уловил пока сидели у Насира. Затем Танюал, Гоша и я снова пошли в библиотеку и побеседовали там. Танюал оценивал работу ПК плохо: сидят, много говорят, мало делают. Был он в лицее - там девушки 3 месяца не проводили собрания, среди лицеистов членов ДОМА 4-5% и пр.
  В 1 часов началась аппаратная планерка. Отчеты заведующих отделов и планы на будущее. Понять из отчетов чем же занимались работник ПК трудно. При этом Насир почти каждого отчитал за плохую работу, сказал об оценке работы ПК, которую дал Танюал.
  Где-то около 12.30 мы попрощавшись и пригласив Насира, Надира, Кубанди и Танюала к себе уехали. По пути останавливались у двух дуканов [магазинчиков]. Я в общем-то сидеол спокойно, ребята переводчики нервничали. Дуканы ведь находились у самой зеленой зоны. Толпа народу, а кто из них кто, не известно. Купили помидоры, картошку, хлеб, мясо, лук, рис, и благополучно вернулись на виллу.
  Пока готовили обед кто-то из жителей нашего кампайна поджег камыш. Он разгорелся не на шутку, пришлось тушить. Шакурло с нами не ездил, он по его словам был у белуджей. Видел возвращающуюся колонну: много раненых, убитых. Колонна завозила муку. К месту ее прибытия в Урузган пропустили, а обратно прорывались с боями. Хлеб привезли - хорошо, а на обратном пути можно и напасть. Сегодня после обеда где-то вдалеке стреляли. В общем пока все спокойно у нас.
  18.10.85
  Проснулся раньше всех, часов в 7. Умылся, отнес письмо на почту. С утра начали уборку и подготовку к приему. Кубанди приехал часов в 10, сидел у Шакурло.
  За столом собрались Юрьев, Глущенко, Шакурло, Салех, Насир, Надир, Кубанди, Танюал, работник военного отдела ЦК ДОМА. Ильхом доваривал плов, подошел позже. Абдуразык ездил в бригаду [часть охранявшая аэродром], у него там служил племянник, 20 он улетает в Союз, его служба закончилась.
  Из спиртного была только бутылка водки и бутылка десертного вина, т.е. чисто символически. Начались тосты. В основном за дружбу. За столом разговор начался с обсуждения дел связанных с выпивкой и нашим сухим законом. Вспомнили, что Поздняков нынешний ответственный секретарь общества трезвости, который был 2 года назад здесь советником, питейным делом весьма не брезговал.
  Насир об этом рассказывал довольно красочно с подробностями. Поговорили о женщинах. Постепенно перешли к более серьезным делам. Насир и Танюал рассказывали об истории провинции, истории строительства аэропорта, нашего компайна, о местных правителях.
  Рассказали как один из них получая деньги от ЦРУ создавал себе авторитет например таким способом: на базаре скупал все гранаты по 4 афгани, а продавал по 2, эдакая забота о массах. Рассказали о том, как в округе Хост немцы из ФРГ назначали премию в несколько килограммов зерна за каждого убитого воробья.
  Кубанди взяв слово поблагодарил Юрьева и Шакурло за помощь. Саше он подарил фотографияю с открытия филиала, Абдуразаку гастук, Шакурло - платье (видимо для его жены). На прощанье все несколько раз сфотографировались. В 14.30 афганцы уехали.
  Я пошел к Шакурло, быстро составили акты. Во время составления акта по передаче оружия чуть не сделал дурость: вздумал открывать затвор автомата при присоединенном магазине, хорошо, что Шакурло остановил, а то бы выстрелил прямо в комнате. Бедный Шак, здорово перетрухнул. Куда денешься, виноват, хотя сам не знаю, что на меня нашло, ведь автомат не первый раз в руках держу. Черт знает, что.
  Поговорили о проблемах филиала. Стало более мене ясно как все организовывается. Кубанди читает строительство ДОМА, я исторический опыт ВЛКСМ, политическую карту мира.
  Много неясностей по тому, что делают слушатели филиала после обеда. Телевизора нет, радио нет, есть волейбольная площадка. Имеется киноаппарат с 16 мм пленкой. В целом хозяйственных вопросов и проблем больше чем методических и организационных, а я хозяйственник никудышний.
  Поговорили с Шакурло о делах житейских. Он рассказал о своих случаях: одна засада, два обстрела из автомата, подрыв машины на противопехотной мине - разлетелось колесо. Показал 2 осколка, по его словам предназначались ему. Часов в 16.30 я пошел на виллу. Во дворе играют в волейбол. Тишина, спокойствие. Хотя вдали все же слышна стрельба.


Георгий Киреев - независимая территория © 2005